— Я не сильно опоздал? — Паренек был немного запыхавшись, пробежал и сел сразу в кресло.

— Пять минут всегда есть в распоряжении пациента — послышался голос из-за компьютера в углу. Петя краем глаза увидел зеленый экран, несколько колод карт и силуэт молодой барышни.

— А будет больно? — Сказал немного опоздавший пациент, около 10 лет, пульпит на шестерке, справа снизу.

— Нет, укольчик сейчас поставим и десна замерзнет. — Молодая стоматолог, невысокого роста, рыженькая, около тридцати лет, улыбнулась. Ее халатик бирюзового цвета с большим количеством мультяшных персонажей успокаивал молодого пациента. Она очень красиво улыбалась и, вероятно, мальчишка, сам того не замечания, расслаблялся. Стоматологические кресла не рассчитаны на низких девушек врачей, поэтому ей пришлось как бы приобнять пациента, чтобы застегнуть салфетку на шее.

— Аллергий нет? Мучное, сладкое ешь? Клещи не кусали? — Перед уколом врач еще раз уточнила этот очень важный вопрос.

— Кто же не ест? Конечно ем и да, клещи не кусали. — Хорохорился парнишка, он не мог признаться в том, что он есть не может хлеб и ватрушки у бабушки, всегда появляется какая-то сыпь и потеет лоб. Очень сильно понравилась ему девушка врач, явно не замужем (ведь нет же кольца!).

А мне между прочим в прошлый раз без анестезии зубы рвали и ничего!

— Смелый ты. Устраивайся удобнее. — Врач улыбнулась и поправила подушку молодому пациенту. Подошла медсестра со шприцом.

— Будет чуть-чуть больно. Я сделаю укол сначала в губу справа, потом обколю десну, но ты это уже не почувствуешь. Ты же смелый парень. — Тонкая игла вошла в жировую ткань и все тело пациента сжалось, руки вцепились в мягкое кресло, на доли секунды повисла гробовая тишина. Молодой юноша наверное впервые в жизни решил принять боль, не потому, что он смелый или не будет реветь как девчонка, а потому, что он уже мужчина, который должен принимать боль, не обращая на такую мелочь внимание.

Сначала прошиб пот, потом, свет от лампочки стал несколько ярче, потом странный кашель и очень сложно вздохнуть. И снова кашель. И почему-то очень ярко зажгло лицо. Какой-то жуткий шум стал уже каким-то неважным и отдаленным.

Мрак.

Тьма.

Кто-то кого-то трясет за плечо.

— Очнись, Петька, малой. Тебе кошмарики сняться. Ты тут всех на свете сейчас перепугаешь! — Теплая, шершавая рука, точь-в-точь, как у школьной поварихи рука, трясла Петю за плечо.

— Ась? Мама? — Пара молодых глаз уставилась на нарушительницу спокойствия и не могла понять кто тут, и чего собственно надо?

— Все в порядке дорогой. Вот же ж речка,  вот же ж мостик, прикорнул ты маленько под солнышком без панамки, совсем не думаешь! — Деревенский говор, подумал Петя. Это же тетя Валя из Рыбного.

— Теть Валь, привет! — Петя очень сильно обрадовался и тому, что сообразил где он и кто он. И конечно же он рад тёте Вале, хотя и в меньшей степени.

— Ну милок, ты точно перегрелся. Выпей холодненького кваску и панаму надень! Чуть че, я бы не пришла, перегрелся бы весь, дед тебя видел, ты его видел, че у деда фуражку не попросил? А то гоняешь без фуражки, а я потом огребай от мамки за твои солнечные удары! Иди нырни! И всегда если че — говори, мы же свои, че стесняться то?

Мрак.

Тьма.

Шум автомобиля, обдувает кондиционер.

— Курить то пробовал? — Водитель спрашивает, хотя наверняка ответ знает.

— Пробовал конечно, кто же не пробовал? — Врать, никогда не врал, за что и получал, но никогда не врал. Трусы врут и в хоккей не играют. А я нормальный, самый смелый и умелый — подумал Петя.

— А ты когда нибудь не заступился за слабого? — Еще один вопрос из тех самых неудобных вопросов от взрослых, от которых нет спасения. И после которых, чаще всего, ругают.

— Дважды. И оба раза я и жалею и нет. — Про себя Петя третий случай решил не считать, Колька не слабый, хоть и били его втроем, мог бы и отбиться. Хотя честно говоря, хорошо, что ему наподдавали, я бы тоже наподдавал, но это уже было бы нечестно, хотя где честность и где это Колька? — Мыслей в голове у Пети было не пересчитать, одна быстрее другой. А про тех двоих говорить нечего, однажды струсил, а однажды не стал помогать, пусть сами разбираются.

— А любил ты хотя бы раз? — И мужчина обернулся, лицо похожее на деда, даже фуражка как будто такая же.

Смутный образ всплыл перед глазами молодого человека. Яркий свет фонаря, рыжие волосы и очаровательно тонкие брови, и голос, которые успокаивает за одну секунду.

— Да, думаю. А где мы? И куда едем? — молодой человек стал рассматривать водителя и озираться через окна по сторонам.

— Видишь какое-то дело, мой молодой друг. Вы друг другу как-то странно положены. Вам вместе быть возможно не суждено, не получается. Она тебя губит, а ты каждый раз не можешь с собой совладать. Двести лет назад, ты музыкальные шедевры писал, а толку то? Она убежала к другому. Пятьсот лет назад ты ради нее войну начал, много людей погибло, а она с собой покончила. Тысячу лет назад вы просто умерли, от болезней, не пережив даже день вашей первой встречи. Варианта два мой друг. Либо мама твоя, тёта и дед плакать и она будут три года за тебя, но вы вместе еще раз попробуете уже в следующей жизни, либо наверное уже никогда не попробуете.

— И каждый раз так? — Молодой человек немного осунулся, вздохнул, словно груз прожитого придавил десятилетнее тело, словно двухсотлетний старик сидел сейчас в автомобиле, но не как ни мальчишка.

— Каждый.

— Но ведь можно еще будет попробовать?

— Можно, мой друг, но сколько все вокруг должны страдать из-за вас двоих?

— В следующий раз никто не будет страдать.

— Слышали уже. Выходи.

Автомобиль остановился возле заброшенного павильона парка развлечений. Парень-старик вышел. Он знал куда идти, огромное колесо рулетки, с огромным количеством ручек, за которые можно его вращать напоминало колесо обозрения. Если присмотреться — то можно увидеть что тебе может выпасть. Перерождение на земле это всегда очень большая лотерея, это когда душа не уходит в ад или в рай, продолжая свой эволюционный путь. Это когда душе дали возможность попробовать задержаться на земле, чтобы решить нерешенный вопрос.

Пете вновь крутить это колесо. Один поворот со всей силы, колесо понеслось, один оборот, два оборота. Мелькали эпохи, силуэты, животные, научные открытия, погодные катаклизмы и человеческие войны, ошибки истории и неожиданные успехи. Третий оборот и колесо значительно замедлилось, щелчок, щелчок, щелчок. Петя услышал звук уезжающего автомобиля. Еще щелчок на зеленый сектор, «Второй шанс».

Мрак.

Тьма.

Все вокруг растворилось.

— Аллергий нет? Мучное, сладкое ешь? Клещи не кусали? — Перед уколом врач еще раз уточнила этот очень важный вопрос.

— Знаете сыпь на лбу выступает от булочек. — Он как будто тут уже был. И как будто впервые отвечает на этот вопрос. Но уже как-то иначе.

— Спасибо, что сказал. Мы тебе тогда укольчик заменим, будет тоже не больно, но ты будешь все чувствовать. Ты же не боишься?

— Нет конечно, а в прошлый раз мне без анестезии все делали! — Петя заулыбался своей детской улыбкой. Меня Петя зовут, добавил он.

— А меня зовут Аня — почему-то представился врач.

Из-за открытого окна послышался звук отъезжающего автомобиля. Петя уже где-то слышал именно этот звук именно этого мотора, но никак не мог понять где….

andrewrocker
Пикабу