Памяти мертвых создателей миров Такси, Харон, Такси харон, Рассказ, Сериалы, Длиннопост, Волна постов

— Добрый день.

Дверь старенькой «волги» бесшумно приоткрылась, пропуская на переднее сиденье худого человека. Изможденное лицо и остатки седых волос даже не позволяли определить возраст: то ли глубокий старик, то ли относительно молодой человек, которого гложет серьезная болезнь.

Таксист вежливо кивнул:

— Добрый день.

Забавно, но точно так же трудно было определить возраст самого таксиста. Седая борода, морщинистое загорелое лицо равным образом могли принадлежать и сорокалетнему и семидесятилетнему.

«Интересный типаж», подумал пассажир, по профессиональной привычке запоминая внешность «Где его можно использовать?»

Взгляд зацепился за несколько потертых визиток, лежащих на «торпеде»

«Такси «Харон»

«Ну вот», — грустно подумал пассажир — «Полное несоответствие типажу. Внешность, предполагающая некую мудрость, может быть, тайную, скрытую от всех… И такой грубый ляп. Дать фирме такси название перевозчика мертвых».

Пассажир машинально

выглянул в окно, как бы желая убедиться, что они по прежнему находятся на тихой, залитой солнцем улочке ставшего родным города.

И немедленно убедился в обратном.

Такси стояло… Даже трудно сказать, что оно стояло: густой, непроглядный туман окутал машину со всех сторон, так что взгляд вяз в нем во всех направлениях.

С тем же успехом «волга» могла висеть в пространстве.

Туман пах рекой.

Пассажир резко обернулся — и наткнулся на сверкающий взгляд.

— Это не ляп… — Таксист назвал пассажира по имени-отчеству. И если фамилия и имя были известны многим, регулярно оказываясь на обложках книг, то отчество вспомнили бы от силы процентов пять преданных читателей.

— Вы — он? — Пассажир, вернее сказать — Писатель, неожиданно почувствовал полное спокойствие.

— Да. Я — Харон, перевозчик мертвых.

— Но я же…

— Вы болели. Долго и тяжело. А любая болезнь заканчивается либо выздоровлением, либо… моим приездом. Вам не повезло.

— Не помню. Ничего не помню, — ссутулился Писатель, — Как я…?

Он оборвал вопрос.

— Это не самые приятные воспоминания, и их не оставляют.

На глаза Писателю попалась пластиковая бутылка с этикеткой «Вода «Летняя». Бутылка была неполной, как будто из нее уже сделали пару глотков.

— Значит — всё? Значит — конец? Но я же не успел…

— Момент выбираю не я, — развел руками Таксист, — я всего лишь перевозчик.

Писатель глубоко вздохнул:

— Тогда поехали. Не будем тянуть.

Таксист спокойно завел двигатель:

— Куда?

— В смысле?? — Писатель был не на шутку удивлен, — А я могу выбирать??

— Ну, обычно нет. Для обычных людей есть только два пункта назначения, и выбирают не они. Но вы — человек необычный. Вы — писатель. Создатель миров. И я должен отвезти вас в любой созданный вами мир. Вы, — Таксист выделил это слово, — можете выбрать.

— А другие писатели? — профессионально отметил оговорку Писатель.

— А другим — выберут.

Писатель задумался:

— Это значит, я встречу… их? Своих героев?

Таксист кивнул. Возле его глаз тихонько собирались морщинки скрытой улыбки.

— Тогда — поехали! — решительно махнул рукой Писатель.

«Волга» сделала лихой вираж и устремилась вперед.

SerhioSaura
Пикабу